Руководитель ансамбля танца «Хамелеон» рассказала, как хореография способна изменить жизнь

Образцовый ансамбль эстрадного танца «Хамелеон» — это визитная карточка Курска. Ребята выступают на всех мероприятиях города, всегда собирая аншлаги.  О том, как создавался ансамбль, как он живёт сейчас и о многом другом мы поговорили с его бессменным руководителем, хореографом Маргаритой Соклаковой.

  –  Маргарита Александровна, готовясь к беседе, прочитали, что вы после окончания колледжа культуры работали в ансамбле бального танца. И вдруг выбрали для себя другое направление – эстраду. Почему?

– В 2000 году вошли в моду западные танцевальные направления: хип-хоп, джаз, модерн. На музыкальных каналах показывали яркие клипы и, конечно, на пике популярности был шоу-балет Todes, который не мог не вдохновлять. Это было новое веяние, и я создала свой коллектив. Название «Хамелеон» родилось не случайно. Это животное меняет цвет, значит, мы тоже можем преображаться, экспериментировать со стилями, танцевальными направлениями. Тогда ещё не знала, что в нашем репертуаре будут и эстрадные номера, и патриотические, и народно-стилизованные, и современная хореография, стрит-шоу. Мы не придерживаемся определённого направления, всегда открыты для нового, интересного.

Руководитель и хореограф ансамбля «Хамелеон» Маргарита Соклакова

Сегодня «Хамелеон» это бренд. Вас знают, любят, приглашают. А когда начинали, успех пришёл быстро?

– Практически сразу! Объявила набор и в течение недели ко мне пришли 30 человек. Подростки! Обычно их не заманишь на занятия.  Секрет прост: раньше такого разнообразия танцевальных стилей не было, в основном выступали народные и бальные ансамбли. Помню, в 2003 году в Курске проводились съёмки «Аншлага» в честь юбилея Владимира Винокура. У аншлаговцев есть обычай: отмечать дни рождения на родине именинников.  Наш ансамбль пригласили участвовать в создании программы. И мои первые ученики выступали с артистами «Аншлага». В одной из шоу-групп участвовала и я на подтанцовке у Винокура. А потом коллектив стали приглашать на спортивные, культурные мероприятия, патриотические, городские, областные праздники, на корпоративные фестивали таких крупных организаций, как «Газпром». И даже на открытие дорог — ребята танцевали номер «Жажда скорости» на Кировском мосту. Работали и с сёстрами Толмачёвыми. Помогали девочкам ставить хореографию для выступления в программе «Субботний вечер». За 22 года жизни коллектива много было интересных выступлений и номеров.

Вы учитываете мнение учеников при постановке танцев?

– Конечно. Всегда спрашиваю, какая музыка им нравится, какие танцевальные направления. В танце, как и в одежде, мода постоянно меняется. И молодёжь улавливает новые тенденции быстрее нас. Поэтому на занятиях у малышей включаю музыку и смотрю на их импровизацию. Даю задание на дом — придумать небольшой номер.

Но есть и другая сторона: хореография сильно шагнула вперёд. Появились такие тонкости в постановках, которые требуют участия профи. Поэтому, с учётом мнения учеников, опираюсь, прежде всего, на профессиональных хореографов. Мы проводим мастер-классы с участием преподавателей из Todes и других российских и зарубежных танцевальных студий. Совместно делаем модные номера. Важно, чтобы дети в первую очередь ровнялись на профессионалов.

Провокационный вопрос: у вас есть любимчики?

– Мне повезло, любимчиков нет. «Хамелеон» – это клубное формирование, а не профессиональное хореографическое училище, где есть критерии по телосложению, пропорциям, потенциалу. Мы принимаем всех. Если у ребёнка нет данных, но он хочет танцевать, глаза горят – как можно отказать?! Моя главная цель: помочь ребёнку стать коммуникабельным, самостоятельным, уверенным в себе.  Развить чувство вкуса, любовь к музыке, уважение к своему телу. Одним словом, воспитать хорошего человека.

Кстати, танцор может не обладать талантом, но своим трудолюбием и большим желанием способен добиться успеха. Многие хамелеоновцы связывают жизнь с танцами. Например, мои бывшие ученицы теперь мои коллеги.

– Были случаи, что идея ребёнка вошла в основу номера?

– У нас в репертуаре есть танец «Шиномонтаж». Ребята танцуют с шинами, выполняют акробатические трюки. Его мальчишки, включая моего сына Никиту, придумали сами. Конечно, я подкорректировала. Но трюки, движения, энергетика – всё от мальчиков. Номер с шинами получился драйвовым, не шаблонным. Приносил нам призовые места, члены жюри просили даже танцевать на «бис». Причём танец на все времена: его танцевал Никита, а потом, будучи хореографом, поставил  «Шиномонтаж» для своих учеников, добавив современные связки. И опять успех! Да, номер сложный, потому что шины сложно подбрасывать. Но после него мальчики становятся выносливыми.

— Раз уж заговорили о Никите, знаем, что танец был его жизнью. В хореографических коллективах чаще всего кто-то исполняет трюки, а кто-то танцует. А Никита мог всё! Он был одним из лучших танцоров в ансамбле «Соловьиный край России» Курской филармонии. А ещё успевал преподавать детям танцы в родном «Хамелеоне», параллельно учился в Орловском институте культуры. У него было множество планов, но пришла повестка…

— Повестку принесли прямо в репетиционный зал филармонии. Никита сказал: «Надо, значит, надо». Я сыновей воспитывала патриотами. Кстати, они родились в один день 6 июля, но в разные годы. Никита старше Ивана на 8 лет. Он всегда был авторитетом для него. Иван — курсант Санкт-Петербургского Суворовского военного училища МВД России. «Ваня на меня смотрит, кто как ни я должен подавать ему пример», — говорил Никита, собираясь на войну.

Мы часто с ним созванивались. На новогодних праздниках он позвонил и сказал: «Мам, холодно. морозы. Если у тебя есть возможность, не могла бы ты организовать гуманитарную помощь?» Мне так хотелось быть чем-то полезной ему и ребятам. Решила действовать сама, объявила набор через социальные сети. Откликнулись многие люди: родители моих учеников, бывшие воспитанники, друзья, коллеги – все, кто знал Никиту.

Как мы с мужем радовались, когда грузили в машину генератор, бензопилы, тёплые вещи и многое другое. Как хотели, чтобы сын гордился нами. Надеялись увидеть его, хотели просить командира, чтобы Никита нас встретил. И именно в этот день, когда машина была загружена, при выполнении боевого задания Никита погиб…

— И вы всё равно поехали…

 — Я же пообещала сыну. Ребята ждали помощи. Как не поехать? Это была самая тяжёлая дорога в моей жизни. Понимала, что он погиб, а в душе надеялась, а вдруг нет? Может, ошибка. Никому не пожелаю пережить такое… Сейчас мне помогает держаться маленькая дочка (Ваня ведь живёт в другом городе). Она даёт силы жить дальше, я нужна ей. Меня поддерживает супруг, семья и, конечно, коллектив.

Девочки –хореографы взяли на себя всю работу. Родители, которые приводят детей всегда готовы поддержать и словом, и делом. А воспитанники… Они повзрослели в один день. Особенно мальчики. Как они стали танцевать! Будто это теперь для них дело чести. Особенно те номера, которые ставил для них Никита, — самоотверженно, до слёз, до мурашек. Мой сын всегда хотел сделать ребят чемпионами, и они стали чемпионами, когда его уже не было… Понимаю, в такие моменты нельзя быть одной. И мой родной коллектив, ученики – моё спасение.

banner-body-desc-1

Интересное по теме

Культура, Общество
fall-outfits-for-women-2021

Названы модные тренды одежды на осень

Культура, Новости
sobchakovskij-dk

В Рязани за 7,5 миллионов обновили дом культуры

Культура
photo_2023-10-09_09-18-16

«Мисс Россия-2023»: самая красивая девушка страны из Петербурга

Культура, Новости
10

На 3D-принтере показали, как выглядит история Курска

banner-sidebar-1
banner-sidebar-3